Главная / Культура / Радость есть

Радость есть

Леонид Федоров выпускает сольный альбом «Последний друг» и рассказывает о нем и о «осовковлении мира»

текст: Дмитрий Лисин


          Радость есть

Леонид Федоров и Дмитрий Озерский© Из личного архива Леонида Федорова

Пандемия пандемией, а Леня Федоров каждый год выпускает по альбому. Этоможет быть новый диск «АукцЫона», или диски дуэтов «Федоров — Крутоголов» и «Федоров — Волков», или карантинный цикл видеоклипов «Блейк». Нослучаются и сольные записи. Совсем скоро ЛФ презентует новый сольный диск «Последний друг» в Питере и Москве. Дмитрий Озерский написал стихи, Леонид Федоров внес в них музыку и спел, все очень просто. Ноони опять умудрились впитать смысл и звуки прямо из духа времени.

Премьера песни «Последний друг»

Если сделать «фрагу», выжимку, сгущенную фрагментацию смысла девяти песен, это отчетливо видно:

И день, и год я рою ход. Иниже дна я вижу дно. Цари царей, князей князья, их видим я и сыновья. Усамой смерти, на краю, ты слушала, как я пою. Мир застыл и кукурузнул. Девочка-как-бусинка и мальчик — кукурузинка. День-ночь, день-ночь, где ты сын, где ты дочь. Сны—мои враги, я один на дне реки. Дай мне, дай мне воевать как будто смерть. Мой мозг стал тоненький, как будто тряпочка. Ястал пустым и равнодушным, сижу на дереве, ем птиц. Иженщин странный хоровод проходит задом наперед. Здесь по утрам все плачут на могилах, никто не помнит, как кого зовут. Вышли мы Бога трогать. Ангел мой, ты со мной. Небо — губы белые твои. Внутри живут бродилки и сонные тетери. Иесть людей не стыдно. Отскуки я куда залез? Нам безнадежно там и здесь. Иангел, светом шевеля, слетает в снежные поля. Уменя последний друг, мой ангел, что летит на звук. Водинаковом ряду одинаковые люди одинаково бредут. Звери отчаяния. Яжил у женщины одной, когда звезда упала, и ничего не стало.

Мрачно? А в каком времени мы живем уже два года? НоуЛФ не бывает однозначности. Его ласковый голос противостоит угрюмости, поэтому в любой песне за все время существования «АукцЫона» и сольной карьеры Федорова всегда правит сложный смысл творений обэриутов, которым наследует Дмитрий Озерский. Егостихи сновидческие, детские по сути: «Мир ужасный и опасный, удивительно прекрасный».


          Радость есть

© Из личного архива Леонида Федорова

Есть еще увертюра — причем финальная, десятая, композиция — без слов. Там создался, сгустился концентрированный звуковой образ всего диска. Честно говоря, я бы такой электронный звук-без-слов с наложенной гитаройЛФ слушалбы весь год. Фронтмен «АукцЫона» давно уже стал электронным композитором. Онгодами собирает звуки и звучки, обзаводится плагинами и электронными примочками. Музыка, в которую не входит вся история музыки, в которую не втянута память поколений и сиюминутность вчерашнего дня, стремительно отпадает. Именно это назвал Владимир Мартынов «концом времени композиторов». Ябысказал, что не только музыкой, но вообще современным искусством правит «фрага», то есть фрагментация в точном смысле искусствоведческого, так сказать, романа «Распознавание образов», написанного звездой киберпанка Уильямом Гибсоном. Если индусская древняя рага — многочасовое накатывание октатоники с целью достижения слушателями состояния «раса», полного включения в ритм Земли и даже космоса, то «фрага» в совриске стремится изменить состояние сознания немедленно, через включение микроэлементов, создающих суггестивное поле дежавю. Естьже призракология (hauntology), направление философского искусствоведения, странным образом развившееся из одной статьи Деррида. Сточки зрения хонтологии призрачность произведений совриска — альтернатива постмодерну, а в музыке это развивают Burial, TheCaretaker, Уильям Басински, PhilipJeck, AsepticVoid, Moon Wiring Club, Mordant Music и другие. Неплохая компания у ЛФ, если он туда двинется.


          Радость есть

© Из личного архива Леонида Федорова

А говорили вот о чем:

— Хроническое административно-медицинское мероприятие, доставляющее массу «удовольствий» жителям планеты, идет уже два года, и это сильнее всех остальных событий.

— Мир сошел с ума, если кратко сказать. Мыпродолжаем много ездить, и могу тебе сказать: в нашей стране все намного легче, проще и даже свободнее происходит в этом вопросе. Так мне кажется. Парадокс в том, что весь мир начал резко превращаться в совок. Это странно и удивительно. Для нас совок — старая и привычная история, а для остального мира «осовковление» — мгновенный процесс новейшей истории. Потому что всего лишь за полтора года привыкли и воспринимают как должное. Фильм«Дау» пророческий, когда показывает, как по щелчку пальцев человек превращается во что угодно. Смешно, когда при этом произносят отовсюду слова освободе, толерантности и правах человека. Несмешно, а грустно, даже ужасно это все — превращение социализма в повсеместную всяшность, коллективное повторение всего того, что у нас сидит в печенках.

Для остального мира «осовковление» — мгновенный процесс новейшей истории.

— Осовковление — хорошее понятие. Иправда, сидишь на диване и думаешь: хочется вПариж, вИталию. Азачем, если останешься без штанов, раздавая штрафы. Явмаске задыхаюсь, колоться никогда не буду, хотя прочел массу вирусологических статей за два года. Аевропейцам нормально, как будто они поголовно узники замкаИф в железных масках.

— На самом деле мы давно вектор превращения Европы в «совок» наблюдаем, лет десять. Атут еще ковид и карантины. Нодумаю, что мировая статистика не врет, это же математика. Поэтому мы послушны предписаниям, прививаемся. Объяснения вменяемого происходящему нет, тут и паника. Вот и наблюдаем во всем мире полицейское осовковление. Смотри, Япония вообще закрылась. Понимаешь, когда нет объяснений ни с каких сторон, правительства ожидаемо бегут в одну сторону. Объяснить не могут, но мы сами видим побочки от ковида, в сообщениях массы знакомых. Восновном сердце страдает. Если лекарства нет, то не вижу другого выхода, кроме прививки. Яточно знаю: никто из знакомых, даже очень преклонного возраста, не умер после прививки.

— Ну да ладно, отдали кесарю кесарево. Неважно, что помогает людям, а плацебо или гипноз лучше всего.

— Хуже вируса то, что разоряются миллионы людей. Унас среди знакомых куча разоренных индивидуальных бизнесов. Сыпется все, что связано с туризмом, рекламой, коммуникациями, кинопроизводством, ресторанами и чем угодно. Врачи хорошие как будто совсем исчезли. Апроблемы огромные перед ними — вирус ускорился, то две-три недели болели и мягко, теперь три дня и очень жестко. Вот где вопросы кесарям.

— Видимо, это уже зависит не от доверия к администрации, а от доверия к новейшей власти, то есть науке. И как-то с этим связано осовковление мира.

— Во всяком случае, мне кажется, у нас тут намного адекватнее власть науки себя ведет. ВИзраиле очень грустно за людей было и в мае, и сейчас. Еще странный парадокс замечен: все либералы, противники жесткой власти, условно говоря, — побежали прививаться и у нас, и в Америке. Аконсервативные штаты и любители Трампа — нет.


          Радость есть

© Из личного архива Леонида Федорова

— Да, долго еще будем копать смысл происходящего, а Дима Озерский в первой песне «Землекоп», где в конце куплета сверлит сверло, советует: не спеши, усни, приляг и отдохни.

— Я бы сказал, он на подъеме сейчас. Кроме концертов «АукцЫона» стал активно выступать со стихами, там у них группа «Орки» в Питере. Дают импровизационный такой фьюжен. Квартиру купил, барышню завел, что еще нужно поэту. Алетом избушка, река, сыновья.

«Землекоп»

— В этот раз Игорь Крутоголов участвовал в записи?

— Да нет, только барабаны в «Небе», которые еще для «Дау» писали. Аостальное я один.

«Небо»

— Новый диск, как и твой замечательный диск «Лиловый день» (2003), — в стиле «фрага», чтобы песни слышались каждый раз по-разному. Такую цель ставил?

— Оно само получается так, как ты воспринимаешь. Ктомуже и стихи тоже звук, от которого получается тон. Этоже не композиторство, а вылавливание звука, понимаешь? Многие звуки рождаются в процессе собирания музыкальных мозаик. Смотри, есть текст и есть вариант мозаики, какой-то фрактал. И,глядя в эту палитру, я пытаюсь петь. Так я спел внутри витража и «Дырки», и «Кузнечики».

— Мне кажется, ты сложной фрагической музыкой могбы лечить болезни типа «мозг как тряпочка» из твоей песни «Думаю».

— Не смогу. Это Моцартом надо. Одна наша подружка занималась в Германии такой гармонической терапией. Итам Моцарт для лечения депрессии был главным. Имузыка, и рисование, и лепка, и любые художества лечили людей в Германии 1990-х годов. Не знаю уж, как сейчас.

— Какие песни особенно трудно дались?

— Ну вот «Старуху» я собирал из Димкиных почеркушек, странно получилось. Какраз год назад сидели в карантине в Израиле, и я записал «Старуху». Она и стала первой песней альбома. Тоже странно, что Димка переводил «Гений холода» Перселла для концерта Тани Гринденко и получился припев для новой песни «Все, кто дороги». Тоесть сначала была музыка на припев перселловский, потом Дима дописал сам стих. Оттуда выпрыгнуло и то, что назвали увертюрой.

«Старуха»

— Композиция «Последний друг» ударная и хорошо бы легла в объятия рояля Владимира Ивановича Мартынова и ансамбля OpusPosth.

— Да, мне понравилось, как вышло. Наверное, и со скрипками получилосьбы. Ноясейчас сижу и не знаю, как буду на концерте это играть. Пока еще гадать бессмысленно, потому что я еще не вспомнил, как это придумывал и записывал.

— Что чувствуешь, отдавая файлы, годовую напряженную работу, в печать диска?

— Это процесс, подобный движению каравана. Ну,дошли до оазиса. Тут скорее опознаются состояние постоянного эксперимента и невозможность его завершить. Никакой усталости, а радость есть. Этоже радость каждый раз — альбом с Димкой.


          Радость есть

© Из личного архива Леонида Федорова

— Что нового на музейном фронте?

— Впервые были на Кипре недавно, потрясающее место. Ездили по горным церквям. Туристы на побережье, а в горах нет никого. Древние византийские храмы IX–XII веков, действующие. Были в Греции тоже летом, но там цивилизованное все, пляжи. Акипрские горные деревни и храмы пусты, что нам было на руку. Люди простые и открытые, двери домов и храмов всегда открыты. Видели небывальщину в Турции, лазали по подземным городам. Абсолютно инопланетный ландшафт. Адотого в Каире впервые были. Город отвратительный, а Египетский музей гениальный. Несмотря на то что англичане много чего украли, музей совершенно убойный. Единственный музей, где обыскивают на выходе, а ненавходе. Натрех этажах заставлено битком статуэтками, мумиями, чашами и фиг знает чем. Масса вещей размером до пяти сантиметров. Аглавные пирамиды, я уверен, никакие не египтяне строили. Такая нечеловеческая точность камней, что оторопь берет. Ябыл и в основных европейских музеях, имеющих большие египетские коллекции, но Каирский музей самый обалденный. Дух захватывает при рассматривании этого искусства. Оно не пытается что-то или кого-то копировать, как древнегреческое, оно говорит о конкретных вещах, людях, богах, странных бытовых устройствах, причем с невероятной точностью. Иэта точность не только бытовая, но и символическая. Изображения тел как у греков им не нужны, все насквозь иконописно. Это у меня даже чувство счастья вызвало. Мастерство теплое, человечески эмоциональное, в отличие от холодного величия Греции. Суровое и нежное отношение к человеку и миру — вот что мы увидели. Мне дико понравилось, я был потрясен. Они явно больше знали омире, а может, и совсем другое знали очеловеке. АКаир ужасен, по нему невозможно передвигаться пешком.

Новый альбом Леонида Федорова на стихи Дмитрия Озерского «Последний друг» выйдет 16декабря. Концерты 23декабря в«Космонавте» (Санкт-Петербург) и 25декабря в«Агломерате» (Москва).

Источник colta.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

А ты очень близко

«Странные сближенья» как сборник хитов Ивана Дорна текст: Анастасия Семенович В ГМИИ им. Пушкина показывают «Странные ...