Главная / Культура / Взгляд из космоса на советское искусство

Взгляд из космоса на советское искусство

Александр А. Бурганов вспоминает «Бесконечность» Таира Салахова

текст: Александр Бурганов


          Взгляд из космоса на советское искусство

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

В конце июля мы встретились с Кайханом в центре Москвы и шли под легким летним дождем. Онрассказывал, что готовит выставку, посвященную своему деду Таиру Салахову, и почти доделал ее проект, но мощности его домашних компьютеров не хватает, чтобы завершить трехмерные модели. Яочень удивился, потому что сам тоже работаю в архитектурных программах и делаю выставки, но никогда с такой проблемой не сталкивался, для любого рендеринга мне обычно хватает обычного ноутбука. «Чтоже это за выставка?» — задумалсяя.

Спустя несколько месяцев в соцсетях стали появляться сообщения, анонсирующие выставку от лица некоего вымышленного персонажа — нейросетевого робота T.A.H.I.R.A 108. Робот утверждал, что его назвали в честь Таира Салахова. Мистификация в традициях Максимилиана Волошина и Алексея Толстого? Понемногим изображениям, сопровождавшим публикации, складывалось впечатление, что Кайхан придумал какую-то фантазийную вселенную или компьютерную игру. Мыпривыкли, что посмертные ретроспективы — это неместо для экспериментов, обычно они выдерживаются встиле традиционной музейной экспозиции. Поэтому на тот момент было совершенно непонятно, зачем Кайхан выбрал такой необычный способ, чтобы рассказать о классическом советском живописце.

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

Для того чтобы объяснить свои впечатления от самой выставки, обращусь немного к теории. Стехпор как ванглийском языке возник термин contemporaryart и постепенно почти слился по смыслу с обозначением постмодернистских направлений современного искусства, в теории искусства возникла некоторая терминологическая или даже пространственно-временная аномалия. Словно стехпор невсе современное искусство стало являться современным, словно возникло некое «несовременное современное искусство», что звучит как очевидная логическая ошибка, но тем не менее многими принимается как данность. Это важно, чтобы понять, в каком контексте нам следует воспринимать творческое наследие Таира Теймуровича.

Объясню на примере. Многие с большой радостью встретили в2015году выход на русском языке одной известной объемной книги нью-йоркского происхождения, заявленной как своего рода обобщающая энциклопедия по истории мирового искусства прошедшего столетия. Для меняже эта книга, стехпор как я ее впервые открыл еще в англоязычном варианте 2004года, стала триггером и вызовом. История искусства ХХвека, вкоторой неупомянут ниодин из классиков искусства позднесоветской эпохи, втом числе и Таир Салахов, была мной воспринята свозмущением. Ноэто не проблема одного издания и даже не столько чей-то злой умысел, сколько системный сбой в современной науке обискусстве. Подробно анализировать его здесь не место, но вспомнить онем для дальнейшего развития мысли необходимо.

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

Много лет русское искусство и арт-критика стоят перед лицом сложной проблемы: как говорить осоветском и раннем постсоветском периодах, чтобы восстановить разрушенную связь между генетически единым пространством отечественного и мирового искусства? Являетсяли живопись «сурового стиля» вариантом неомодернизма? Корректноли рифмовать шестидесятников с неоэкспрессионистами? Отвечаетли советское искусство задачам, поставленным Маркузе и Гринбергом? Иглавное, действительноли поиск терминологического консенсуса ведет к правильному прочтению этого искусства?

Выставка «Таир Салахов. Бесконечность» взлетает над этой искусствоведческой суетой и дает другой ответ. Чтобы увидеть отечественное искусство ХХвека, надо выйти запределы этого ХХвека. Именно так поступает Кайхан в своей кураторской работе — никаких сравнений и привычной контекстуализации, никаких компромиссов. Выставка говорит: «Чтобы понять масштаб Таира Салахова, посмотрите на него не глазами отдельных аукционистов и редакторов, а глазами инопланетян. Посмотрите на него не в масштабе ХХвека, а вмасштабе истории человечества, и все встанет на свои места».

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

Вы входите в первый зал, и трехмерный голографический андроид с цифровым женским голосом рассказывает вам о«метагалактическом музее искусства». Далее вас ждут два этажа экспозиции, состоящей из видеопроекций с рассказами охудожнике, его биографии и произведениях: компьютеризированные отрывки интервью, зачитанные нейросетью воспоминания, сотни живописных работ, эскизов и фотографий из семейного архива. Выблуждаете, словно по отсекам и каютам некоего космического корабля, неоновый свет, десятки мониторов, глитч-анимация в холодных голубых тонах, пересекающиеся монотонные голоса — эстетика научно-фантастического блокбастера сильно контрастирует с привычным образом искусства Таира Салахова. Ивот уже почти без сил вы поднимаетесь на третий этаж и неожиданно проваливаетесь обратно в ХХвек. Натретьем этаже неслышно звуков синтезированной речи — здесь тишина, привычный теплый музейный свет, представлены подлинники произведений живописца и его прижизненные видеозаписи. Пережив очищение эстетикой далекого будущего, вы смотрите на жизнь и работы Таира Салахова, будто впервые в жизни. Это напоминает эффект, производимый неожиданным переходом к цветной съемке в конце фильма «Андрей Рублев» Андрея Тарковского.

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

Кто-то из критиков написал, что это выставка в большей степени представляла искусство Кайхана, чем Таира Салахова, но ябы с этим не согласился. Мыимеем дело с очень точным кураторским ходом и осмысленным экспозиционным дизайном. Кайхан создал действенный способ переосмысления искусства советского периода. Всущности, этот метод построен на принципе остранения, сформулированном Виктором Шкловским как механизм выведения читателя или зрителя из автоматизма восприятия. Аналогичные находки встречаем у Бертольта Брехта и Жака Деррида. Чтобы разрушить стереотипность восприятия какого-либо объекта и заставить увидеть его незамутненным взглядом, имеет смысл представить его в неожиданном и странном ракурсе или глазами иного субъекта, или поместить в непривычный контекст. Этот прием с древности используется в литературе и других видах искусства, но никогда в таком чистом виде он не встречался мне в кураторской работе и выставочной практике.

© Предоставлено Фондом культуры «Екатерина»

Экспозиционным ядром выставки служила огромная проекция NFT-анимации на основе картины Таира Салахова «Тебе, человечество». Пожалуй, это был первый раз в жизни, когда привнесение анимации в оцифрованную классическую живопись мне показалось оправданным. Футурологическая тема исконного произведения, впервые презентованного в день первого полета человека в космос, подталкивает к переносу работы в более инновационный медиум. Аподлинно мифологический масштаб ее символики возносит личность автора, весь его творческий путь и саму эту выставку-воспоминание овеликом человеке на такую высоту, где не действует ничто сиюминутное, а имеют значение только вечные законы вселенной. Удивительно красивый пример того, как постгуманизм и космокибернетизм могут быть человечнее и справедливее традиционных музейных подходов и методов искусствоведения.

Выставка «Таир Салахов. Бесконечность» вфонде «Екатерина» уже прошла, но до24января можно сходить навыставку «ТаирСалахов. Кодню рождения художника» вТретьяковской галерее.

Источник colta.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

А ты очень близко

«Странные сближенья» как сборник хитов Ивана Дорна текст: Анастасия Семенович В ГМИИ им. Пушкина показывают «Странные ...